Подписаться на RSS
География Природа и сезонность Климат Курорты
Достопримечательности Места размещения Транспорт и связь Спорт и развлечения
Население и религия Традиции и обычаи Язык Правила въезда
Валюта Кухня Часы работы и отдыха Факты и информация

Никуда не деться от банальности, но увы — стратегическое расположение мальтийского архипелага в самом центре Cредиземноморья определило его историю как череду непрекращающихся сражений, битв, завоеваний и обретений призрачных свобод. Пожалуй, только самые первые поселенцы были свободны от этого — по крайней мере, никаких свидетельств их агрессивности до сих пор не найдено. По преданию, это были сицилийские крестьяне, однако в последнее время всё большее число людей сомневается в этом, и дело тут — правильно — в знаменитых мегалитических храмах, приписываемых к эпохам неолита и халколита, а именно к 4000—2000 годам до н.э.

Как первопроходцы цивилизации могли переносить их и возводить из них конструкции, которые в целости и сохранности стоят вот уже 6000 лет?! Конечно, всё ещё находятся сторонники «рычага» и «перекатки», но есть и приверженцы идеи «иной расы», людей-гигантов, недаром самый древний из сохранившихся храмов (считающийся древнейшим сооружением не только на Мальте, но и на всей Земле) носит созвучное название — Гжантия (Ggantija).

Впервые завоёвана Мальта была финикийцами около 800 года до н.э. Финикийцы вообще старались нигде не конфликтовать с местными жителями, а здесь, к тому же, население пребывало в довольно неразвитом состоянии, так что новые поселенцы привнесли в жизнь островов некие плоды цивилизации, например, мальтийский язык возник именно на базе финикийского. Кроме того, благодаря смешанным бракам, финикийцы стали этнической основой мальтийской нации. Они же впервые и дали имена островам — Malet (укрытие) и Gol (борт корабля), так гласит история.
К 500-600 годам до н.э. Мальта перешла к Карфагенянам, вернее — к финикийской колонии Карфагена. Эти завоеватели уже были куда более жестокими, чем их предшественники — человеческие жертвоприношения стали правилом.

Считается, что данный период открыл Мальту миру, мальтийцы перестали жить в изоляции, острова стали центром кораблестроения, здесь проплывающие суда могли пополнить запасы продовольствия, поэтому большое развитие получила и торговля.

Но в III-м веке до н.э. Мальта впервые оказалась в самом центре военных действий. Речь идёт о Пунических войнах, длившихся более ста лет. К этому времени большой остров назывался «Мелит», а малый — «Гаулос». Римляне заложили на Мальте и Гозо два города, которые в настоящее время являются жемчужиной обоих островов — Мдину (тогда её окрестили подстать острову — Мелита) и гозитанский Рабат (ныне Виктория).
Теперь об истории, которая определила жизнь островов на многие столетия вперёд, но — как теперь выясняется — её вполне возможно и не было на самом деле, а все тогдашние события являются просто неверным толкованием Писания. Речь идёт о кораблекрушении св.Павла. В «Деяниях святых апостолов» (главы 27 и 28) упоминается сей факт, так что дальнейший рассказ сопроводим цитатами.

Итак, «мальтийская» легенда гласит:

Апостол под арестом препровождался в Рим на корабле, чтобы предстать перед судом цезаря. Покинув Крит, судно сбилось с курса, попало в бурю, долго его мотало по Средиземному морю, пока «в четырнадцатую ночь, как мы носимы были в Адриатическом море, около полуночи, корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-нибудь земле» — 27,27. В результате, их прибило к берегам острова, после чего корабль сел на мель, а путники («было же всех нас на корабле двести семьдесят шесть душ» — 27,37) спаслись все до одного («и таким образом все спаслись на землю» — 27,44). Многие современные путеводители по Мальте гласят, что спасся де только сам Павел, но — вероятно — авторам даже лень было заглянуть в первоисточник.

«Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит» — 28,1. А современные «исследователи» и «толкователи» знают много больше, ими была вычислена даже коса (!), на которую попал корабль, прежде чем сесть на мель — её название Тал-Гаццини, район современного города Qawra. Три дня Павел провёл в доме «начальника острова, именем Публия» — 28,7. Затем трёхмесячный период жизни апостола описывается в Деяниях скромным «и оказывали нам много почести» — 28,10. Но то в Деяниях, а всё те же «учёные» уже всё знают. Оказывается, Павел по прошествии трёх дней отправился в Мдину, где излечил отца Публия (в Писании сказано только, что «Павел вошёл к нему» — 28,8, но никак не приехал через половину острова), после чего назначил Публия первым епископом Мальты и прожил оставшиеся до отплытия дни в катакомбах. И ещё, гозитанская версия гласит, что апостол высадился близ Марсалфорна и проповедовал в современной Виктории. Каждый тянет одеяло на себя. Такое впечатление, что отплывая, св.Павел оставил всех мальтийцев христианами, несмотря на то что до IV века христианство преследовалось Римом, которому принадлежала и Мальта.

После разделения Римской империи, Мальта отошла к Константинополю. Об этом периоде истории (400-800 годы) известно немного, разве что достоверное поголовное принятие христианства. В 836 году начались набеги арабов, а в 870-м Мальта была завоёвана ими. На смену христианству в качестве государственной религии пришёл ислам. Мальтийский язык вобрал в себя очень многое от арабского, это проявилось также в географических названиях, которые до сих пор нанесены на карты островов.

Архитектурное влияние арабов также заметно до сих пор — дома кубической формы с плоскими крышами, практически лишённые окон.
В 1091-м году Мальта была завоёвана норманнами. Мальта вновь стала полноценной европейской страной.

Когда умер последний норманнский король и не оставил наследников, Мальта перешла сперва к германской, а затем французской и испанской династиям.

В 1529 году император Карл Пятый пожаловал Мальту Ордену госпитальеров Св. Иоанна, которые за 7 лет до этого были изгнаны арабами с Родоса и искали себе прибежище. В ответ кавалеры должны были ежегодно презентовать вице-королю Сицилии сокола. На том и порешили.

У рыцарей было три основных вражеских лагеря — Константинополь в лице Сулеймана Великолепного, пират Драгут из Триполи и алжирский предводитель Хассан. И вот наступил час, когда они объединились и стройными рядами направились к берегам Мальты. Готовьтесь, сейчас речь пойдёт о событии, которое до сих пор резонирует в голове каждого мальтийца, словно все битвы Великой Отечественной вкупе с Бородино в голове российского обывателя. Это — Великая осада. 18 мая 1565 года против Мальты было выставлено 48 тысяч лучших бойцов. Цель одна — завоевать архипелаг, после чего направиться дальше — в южную Европу через Сицилию и Италию. В любом случае, самым знаковым событием стала осада форта Св. Эльмо, который пал, простояв 31 день. Затем были атакованы близлежащие города...

Но тем временем, из Сицилии спешила помощь. Измождённые турки отступили, так Мальта спасла Европу от агрессии. Пафосно, но что поделаешь...
Теперь самое время вспомнить о нынешней столице государства — городе Валлетта. Многие книги гласят, что он был возведён сразу после осады в ознаменование Великой победы. Первый камень был торжественно заложен 28 марта 1566 года. Город был назван в честь своего основателя — Ла-Валлетта — однако он не дожил до окончания строительства, магистр умер в 1568 году, а резиденция рыцарей была перенесена из Биргу на новое место только в 1571-м.

Вообще, этот период считается расцветом Мальты.

Однако к концу XVIII века дела пошли плохо — казна опустела, обеты были нарушены, слава Ордена сходила на нет. Местное население стало выражать недовольство пребыванием рыцарей и теми налогами, которые те собирали с мальтийцев. За покровительство над Мальтой уже соперничали Англия и Россия, когда в 1798 году острова занял Наполеон. 11 июня рыцари сдались без сопротивления, новая власть отменила рабство и инквизицию, закрыла университет, разграбила церкви и дворцы. На помощь мальтийцам пришли сицилийцы, британцы и русские, корабли адмирала Нельсона блокировали порты, так что французское подкрепление не могло пристать к берегу. В общем, 5 сентября 1800 года французы капитулировали.

Мальтийцы попросились под крыло Англии во время противостояния с французами, Англия пошла на встречу и направила сюда управляющего. В 1814 году по Парижскому соглашению Мальта окончательно отошла к Британии «де юро». Остров привлекал англичан, в первую очередь, как военно-морская база.

Всё это шло параллельно с позывами, возникающие у мальтийцев применительно к самоуправлению. Представители коренного населения периодически входили в законодательные советы, но так же периодически английские власти приостанавливали действие конституции, и борцам за власть приходилось начинать раскручивать процесс с самого начала. Но после Первой Мировой войны, когда Мальта в очередной раз истощилась и обнищала из-за резкой безработицы среди бывших портовых рабочих, проблемой власти озаботилась уже «верхушка» местного общества. Было созвано Национальное Собрание, целью которого было учреждение новой Конституции. Беспорядки 1919 года, когда четверо восставших были убиты солдатами, ещё больше ускорили процесс, и в 1921 году Конституция была принята. Кроме того, было создано местное независимое правительство, которое решало все внутренние дела Мальты, а Британия ведала обороной, внешними связями и иммиграцией.

В самый разгар Второй Мировой войны англичане пообещали восстановить независимое правительство, что и сделали по её завершении. Сильнейшая разруха, безработица усилили профсоюзы и привели в 1947 году к власти лейбористов. Кстати, женщины впервые получили право голоса. Политические ссыльные стали возвращаться на родину, а местные жители влились в новую волну эмиграции — наверное, самую массовую в истории Мальты.

Страна получила статус доминиона в составе Британского содружества. Независимость была подтверждена референдумом. 21 Сентября английская королева стала королевой Мальты. В том же 1964 году Мальта стала членом ООН и Европейского сообщества.

Конец 70-х и 80-е годы XX столетия стали годами конфронтации. Лейбористское правительство открыто строило коммунистическое общество на деньги СССР, полицейские порядки и пренебрежение правами человека переросли в борьбу с церковью, что глубоко христианское население ну уже никак не могло понять. Стоит сказать, что Мальта, несмотря на ввод поста президента, осталась парламентской республикой, так что смена лидера партии автоматически стала сменой премьера.